На алтарь амбиций: Украина из-за действий власти потеряла половину экономики

За последние четыре года ВВП Украины из-за антироссийских санкций, введенных США и Евросоюзом, сократился наполовину. Депутат Верховной Рады Евгений Мураев расценивает это как катастрофу.

«Мы потеряли половину ВВП. Россия потеряла 2%, Европа – меньше 1%, а мы – половину. Эта санкционная война против кого? Против нас?» – вопрошал Мураев.

Между тем украинцы заплатили слишком большую цену и помимо санкций – за политически мотивированные экономические решения. Неготовность Киева к конструктивному диалогу с Донецком и Луганском лишила украинскую экономику одного из главных конкурентных преимуществ – собственного дешевого угля. Теперь твердое топливо приходится импортировать.

В 2016 году, согласно данным Государственной фискальной службы Украины, на закупку угля было потрачено $1,46 млрд. В 2017-м – более $2,7 млрд. То есть затраты выросли почти в два раза.

На Россию (в денежном выражении) пришлось 56,6% импортных поставок – чуть более $1,55 млрд. Доля США – почти 25% ($682 млн), Канады – 6,6% ($182,2 млн), совокупная доля ЮАР и ряда других государств – менее 12% ($327,6 млн). Стремление по возможности снизить объемы закупок угля у Москвы за счет контрактов с дальними странами существенно увеличивает издержки Киева. Официально уголь из США обходится в среднем по $113 за тонну. Однако у экспертов несколько другие данные.

«США предложили свой уголь по цене чуть более $70 за тонну в 2016 году. Но как только украинские министры доверились и начали покупать топливо, цена взлетела почти в три раза, превысив астрономические $200 за тонну», – говорит экономист Иван Капитонов.

В России, как признают в Минэнерго Украины, топливо стоит $70-75 долларов.

В ноябре 2015 года Украина отказалась также от российского газа и в 2016-м закупала голубое топливо в странах Евросоюза – Словакии, Польше и Венгрии. Поставки по реверсу обошлись «Нафтогазу» в $198 за тысячу кубометров. Прямые поставки из России стоили бы менее $180 за тысячу кубометров.

Однако Киев не пожелал включить нормальную экономическую логику, продолжив и в 2017-м покупать газ в Европе себе в убыток. Весной прошлого года Украина могла бы получать российский газ по цене $209 за тысячу кубометров; топливо, поставляемое по реверсным схемам из ЕС, в среднем стоило $248 за тысячу кубометров.

Глава украинской общественной организации «Публичный аудит» Максим Гольдарб подсчитал, что отказ закупать российский газ напрямую у «Газпрома» уже обошелся в $1 млрд. Он подчеркнул, что по факту Украина приобретает в ЕС российский газ, но только с наценкой европейских поставщиков.

Некоторое время назад министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик поделился важной, с его точки зрения, новостью: в 2018 году украинские АЭС впервые закупят ядерного топлива у американской компании Westinghouse больше, чем у российской ТВЭЛ.

В 2017-м 60% топлива для украинских атомных станций поставили из России и 40% – конкуренты-американцы. В 2018-м соотношение изменится в пользу Westinghouse – 55 к 45%. Это значит, что соразмерно вырастут и затраты, ведь американское ядерное топливо, по оценке экспертов, на 20% дороже российского.

Впрочем, когда речь идет об атомной энергетике, даже не деньги главное, а безопасность. Украинский «Энергоатом» пытается с 2000 года найти альтернативу российским поставщикам. Несколько раз проект хотели свернуть на том простом основании, что продукция Westinghouse несовместима с АЭС, построенными по советским и российским проектам. Кроме того, коррозионная устойчивость американских кассет значительно ниже российских.

Это едва не привело к серьезным инцидентам на финской АЭС «Ловииза» в 2002 году и чешской «Темелин» в 2007-м. В 2012-м на Южно-Украинской АЭС случилось аналогичное ЧП – в одном энергоблоке выявили повреждения тепловыделяющих сборок американского производства. В итоге пришлось останавливать два реактора и полностью менять топливо на российское. Финансовые потери «Энергоатома» оцениваются в $175 млн.

От разрыва экономических связей с Россией сильно пострадали и украинские вагоностроительные заводы. Семь-восемь лет назад Украина поставляла в Россию полувагоны, цистерны, зерновозы, вагоны-платформы. Это составляло 60-70% объема экспорта предприятий и было важной статьей доходов украинского бюджета. В 2012 году Россия закупила более 33 тысяч вагонов и цистерн на $2,3 млрд.

Но потом в Москве сделали приоритетом закупку отечественных вагонов. В результате экспорт подвижного состава с Украины по итогам 2013 года сократился до $1,7 млн, а в 2015-м и вовсе рухнул до $51 млн.

Пробиться на европейский рынок украинским заводам не удалось. Внутри страны, хотя износ подвижного состава порой достигает 90%, сбыт также не наладился. В итоге объемы производства упали более чем в 10 раз!

В столь же бедственном положении пребывает и ракетостроительная отрасль Украины. Проблемы возникли после того, как в 2014 году было запрещено любое военно-техническое сотрудничество с Россией.

Для завода «Южмаш» в Днепре это стало настоящей катастрофой. Без российских заказов предприятие перешло на однодневку. Вместо двигателей для космических ракет рабочие какое-то время собирали троллейбусы и шасси для самолетов. Чтобы свести концы с концами, руководство завода сдало в аренду под сельскохозяйственные нужды испытательный полигон.

Генпрокурор Украины Юрий Луценко предложил передать «Южмаш» Илону Маску, чтобы тот наладил производство аккумуляторов. Вероятно, украинский чиновник не очень удачно пошутил.