Альтернативы нет: исполнилось три года Минским соглашениям

Три года исполняется с момента, когда 12 февраля 2015 года участники контактной группы по урегулированию ситуации на востоке Украины подписали в Минске согласованный предварительно с главами стран «нормандской четверки» (Россия, Германия, Франция и Украина) документ, который получил поддержку Совбеза ООН и стал базовым для всех дальнейших мирных переговоров по Донбассу.

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений предусматривает прекращение огня, отвод тяжелых вооружений от линии разграничения, обмен пленными по формуле «всех на всех», проведение конституционной реформы в Украине с целью закрепления «особого статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей» и многое другое. Для большинства из 13 пунктов этого документа были указаны конкретные сроки исполнения, а завершить урегулирование конфликта предполагалось до конца 2015 года. С тех пор прошло три года, однако полностью из-за деструктивной позиции Киева ни один из пунктов этого соглашения так и не был реализован.

Тем не менее мирные переговоры на основе достигнутых договоренностей не прекращаются. Безальтернативность Минских соглашений как единственного в настоящее время пути украинского урегулирования единодушно признается и в Москве, и в Европе, и в США. Запущен постоянно действующий механизм решения проблем зоны конфликта, для обсуждения которых участники контактной группы дважды в месяц собираются в Минске. По главным направлениям урегулирования ситуации: проблемам безопасности, политическим, гуманитарным, экономическим вопросам – созданы и действуют рабочие тематические подгруппы.

В итоге этих усилий удалось приостановить крупномасштабные боевые действия на Донбассе. Было проведено несколько акций по обмену пленными, в результате которых более 500 человек получили возможность вернуться домой. Решаются и текущие задачи, связанные с насущными проблемами жителей региона: открываются дополнительные контрольно-пропускные пункты на линии разграничения, восстанавливается водоснабжение, ремонтируется жизненно важная инфраструктура.

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений предписывал сторонам прекратить огонь с 15 февраля 2015 года, а в течение 14 дней после этого отвести вооружения от линии соприкосновения. Однако до сих пор вопрос безопасности так и не решен и остается все эти годы самой острой проблемой урегулирования.

За это время стороны делали 17 попыток установить режим тишины в зоне конфликта. Но прочного мира добиться не удавалось, и обстрелы возобновлялись вновь. Не соблюдается сторонами и требование отвода тяжелых вооружений от линии соприкосновения. Не выполнено и соглашение о разведении сил и средств, подписанное в сентябре 2016 года. Тогда стороны договорились о создании трех первых зон безопасности: в Золотом, Петровском и в Станице Луганской. Впоследствии предполагалось увеличить их число до 10, расширив территорию безопасности на всю линию разделения. Однако разведение сил произошло только в двух местах: в Золотом и Петровском.

С тех пор на протяжении полутора лет регулярно, один-два раза в месяц контактная группа назначает дату разведения сил в Станице Луганской, но каждый раз украинская сторона срывает мероприятие. Киев при этом ссылается на недостаточно длительный период перемирия на данном участке, несмотря на то, что необходимый для разведения сил семидневный режим тишины неоднократно подтверждался СММ ОБСЕ.

Киев не оставляет и планов расширить подконтрольную ему территорию путем вооруженного захвата населенных пунктов в так называемой буферной зоне. За два года, по данным Минобороны Украины, украинские войска захватили свыше десяти населенных пунктов, находящихся в «серой зоне» Донбасса.

По данным ООН на декабрь 2017 года, всего с начала вооруженного конфликта в Донбассе погибли более 2,8 тыс. мирных жителей, общее число раненых составило от 7 тыс. до 9 тыс. человек. Управление ООН по координации гуманитарных вопросов назвало 2017 год «одним из самых смертоносных» для мирных жителей Восточной Украины. За 12 месяцев была задокументирована гибель 552 человек.

В Москве неоднократно отмечали, что стагнация в процессе урегулирования кризиса в Донбассе, бесконечное возвращение к одним и тем же нерешенным вопросам, в том числе вопросам безопасности, – результат отсутствия политической воли руководства Украины, желания двигаться к разрешению конфликта в русле Минских соглашений. Осенью 2017 года истек срок действия принятого два года назад, но так и не вступившего в силу закона об особом статусе Донбасса. Рада продлила действие закона еще на год, но это стало всего лишь формальным жестом. Одновременно с пролонгацией закона об особом статусе Киев проголосовал за документ, получивший известность как закон о реинтеграции Донбасса и провозглашающий новую стратегию властей Украины «по восстановлению суверенитета» над восточным регионом страны. Провозглашенные республики в нем объявлены оккупированными территориями, Россия – страной-агрессором, а упоминание Минских соглашений как основы восстановления мира и обеспечения безопасности в зоне конфликта из текста полностью удалено. Исключение из документа статей с упоминанием Минских соглашений было воспринято наблюдателями как курс на альтернативное «Минску», силовое решение конфликта.

В числе мер, обозначенных в комплексе мер в качестве первоочередных задач урегулирования, значится полное восстановление социально-экономических связей Украины и неподконтрольных территорий Донбасса, включая социальные переводы и выплаты пенсий. Между тем Киев так и не отказался от политики экономической изоляции региона, которую он объявил еще в ноябре 2014 года, а невыплата Киевом пенсий и пособий жителям Донбасса по-прежнему остается одной из главных социальных проблем.

На недопустимость такой политики в отношении населения неоднократно указывали представители Запада. В ноябрьском докладе УВКПЧ за 2017 год прямо говорится, что данная ситуация «противоречит национальному законодательству Украины и ее международным обязательствам, а также некоторым решениям национальных судов и прецедентному праву Европейского суда по правам человека». Однако Киев не отступает от курса на изоляцию Донбасса. Более того, в марте 2017 года руководство Украины, действуя под давлением радикалов, объявило о полной транспортной блокаде региона.

Наиболее успешной за годы существования контактной группы стала деятельность гуманитарной рабочей подгруппы. Несмотря на то, что полностью требование комплекса мер об обмене пленными не выполнено, на этом направлении удалось сделать достаточно много. В частности, крупнейшим успехом стал обмен пленными, состоявшийся в последние дни 2017 года. Тогда смогли вернуться домой 233 представителя самопровозглашенных республик и 73 украинских гражданина.

В ближайшее время участники переговоров надеются осуществить второй этап. Стороны уже обменялись списками удерживаемых лиц. Как не раз заявляли и представители республик, и представитель Киева в гуманитарной подгруппе глава общественного движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук, главным условием полного освобождения является выполнение Киевом пункта 5 Минских соглашений об амнистии, против которого категорически выступает украинская «партия войны».

За три года существования комплекса мер как плана урегулирования конфликта не раз звучали заявления, что Минские соглашения – единственный документ, который согласовали стороны конфликта, и потому остаются единственной базовой основой для дальнейших мирных переговоров.