Вместо диалога: Тернополь в ответ на «бандеровский закон» поднимет красно-черный флаг

В Тернополе во время всех торжественных и праздничных мероприятий на государственных зданиях и коммунальных учреждениях одновременно с сине-желтым национальным флагом будут обязательно поднимать флаг национальной революции –  красно-черный.

Такое решение 2 февраля принял Тернопольский городской совет по инициативе городского головы Сергея Надала в ответ на принятый польским Сеймом закон о запрете пропаганды «бандеровской идеологии». Мэр Тернополя заявил, что горсовет «не позволит другим странам переписывать страницы истории» Украины.

«Тернополь всегда имел прекрасные партнерские отношения с польскими городами. Тесно сотрудничают между собой образовательные, лечебные, спортивные и культурные учреждения наших городов. И именно благодаря совместным проектам мы показываем дружбу между нашими странами и городами. Убежден, что ни одно политическое решение не может переписать героические страницы нашей истории. Этим решением мы демонстрируем, что не позволим другим странам переписывать страницы нашей истории. И еще раз официально утверждаем на городском уровне уважение к нашим Героям и их вклад в борьбу за независимость Украины», – приводятся слова Надала на сайте горсовета.

Сенат (верхняя палата парламента) Польши принял закон об уголовной ответственности за пропаганду «идеологии украинских националистов», «Волынской резни» и утверждения о пособничестве поляков нацистам в годы Второй мировой войны.

Ранее председатель комитета по иностранным делам Верховной Рады Анна Гопко заявила, что Польша переходит «красную черту» в добрососедских отношениях с Украиной и «скатывается к диктату». А нардеп Украины, глава парламентского комитета по вопросам культуры и духовности Николай Княжицкий счел, что Варшава «еще больше изолирует себя» в международной политике.

В свою очередь президент Украины Петр Порошенко назвал неприемлемым принятый Сенатом Польши закон об ответственности за пропаганду «бандеровской идеологии» и призвал Варшаву к диалогу, подчеркнув, что «историческая правда требует откровенного разговора и диалога, а не запретов».