«Я ударил – он улетел в угол»: в прямом эфире подрались Шевченко и Сванидзе

30 января в прямом эфире радио «Комсомольская правда» произошла драка между двумя членами Совета по правам человека при президенте России – журналистом и общественным деятелем Максимом Шевченко и знаменитым российским либералом Николаем Сванидзе.

Эфир был посвящён дебатам о сталинизме. Естественно, Шевченко отстаивал в большей степени позиции Сталина (хотя сталинистом себя не считает), а Сванидзе – критиковал его с либеральных позиций.

В ходе дискуссии Шевченко заявил, что Сванидзе «плюет на могилы» советских солдат. В ответ на это Николай Сванидзе назвал его «мерзавцем» и заявил, что готов «дать по морде». Шевченко предложил дать и даже позволил это престарелому мэтру демократии. Но затем в ответ дал несколько хороших тумаков оппоненту, и тот оказался на полу.

Позже, когда Сванидзе был уже на ногах, Шевченко заявил ему, что «готов подставить вторую щёку, как учил Иисус Христос», видимо, желая найти повод для нового избиения. Однако Сванидзе не рискнул и заработал эпитет «труса».

В интервью, которое Шевченко дал «360», он прокомментировал инцидент. По его словам, он сожалеет о случившемся, но не отвечать на удар в лицо он не привык.

«Я никогда руки первый не распускаю. Была словесная дискуссия. Я ему сказал: «Коля, ты плюешь на могилы советских солдат». Он мне сказал: «Ты подонок. Был бы ты ближе, я бы дал тебе по морде». Он пошел ко мне, я встал, руки убрал за спину. Он ударил меня, после этого я на инстинкте ему ответил. Он улетел в угол. Не умеешь драться, не берись. Я не дрался, я, честно говоря, не кулаком бил. Я понимал, что имею дело с интеллигентным человеком. Я просто дал пощечину, у меня рука тяжелее, чем у него, наверное», – сказал журналист.

Причиной драки, по словам Шевченко, стало и то, что Сванидзе отошел от полемики, называл своего оппонента сталинистом и постоянно обострял конфликт.

Максим Шевченко также подчеркнул, что дело не в Сталине. Причины находятся намного глубже. По мнению журналиста, они кроются в самом восприятии определенной части общества истории страны. Телеведущий уверен, что не все подходы к проблемам сталинизма и репрессий можно считать верными и обоснованными.

В завершение беседы Шевченко отметил, что очень сожалеет о случившейся драке, однако не считает, что именно он начал этот конфликт.