Дед Маразм: Новый год в отделении скорой помощи

Фельдшер скорой помощи рассказал о новогодней ночи врачей в одной из киевских больниц.  

«– Ну… – грустно произнёс старший врач. – С наступающим…

Днём 31 декабря бригады, конечно, выезжали на вызовы. Но было вызовов не так много, как в обычный будний день. Но и не так мало, как хотелось бы. И только к десяти вечера народ вспомнил о главном…

Постепенно вызовов становилось больше. Разнообразие поводов уже давно не удивляло. Полный «Дед Маразм» пришёл где-то в одиннадцать, когда нормальные люди садятся за стол и под первую закусочку провожают старый год. А у нас – повалило…

23:05. Травма головы, алкогольное опьянение. Этот уже проводил старый год. Новый встретит в приёмном отделении больницы, пьяно мыча – то ли от удовольствия, то ли от того, что босым ногам холодно. Ботинок нет. Носков тоже. Зато есть галстук. Интеллигент, значит.

23:15. Ребёнок, 1 месяц. Температура 37,1. Быстро объясняем встревоженной маме, что для ребёнка в 1 месяц это норма. Заодно попросили снять с мальчика всё шерстяное. Все три кофты и двое носков.

23:23. Боли в животе.

«Вы знаете, доктор, у меня уже две недели жидкий стул…»

Без комментариев. В больницу едем? Нет? До свидания. Да, да. И ничего не назначим. Да. Вот такие мы плохие. Стул – для того и стул, чтоб от него освобождаться. Тем более, перед новогодним застольем.

23:30-23:45. Еще несколько человек с травмами – не «догребли» домой.

23:50. «Подстанция! Родная! Сейчас, даже оптимизированная, ты мне желанна. Стол накрыт. Десять бутылок шампанского. Безалкогольного. И аппетит прорезался от праздничного натюрморта. Тише, тише. Сейчас президент речь будет толкать».

00:00. «Ура! Значит, следующий год я проведу в компании родных до боли людей, своих коллег. Правда, на работе…»

00:05. Травма головы. Алкогольное опьянение. Судя по всему – такой же, как и предыдущий. Только нашёлся позже. Точно. Этот хоть в ботинках. «Кунсткамера» приёмного пополняется. Там уже таких человек пять. И тот, что с босыми ногами, спит на полу. Галстука уже нет. Почему на полу? Нет, врачи не звери. Просто с пола он никуда не упадёт и ничего себе не сломает.

Грохот канонады петард. Неужели в этот раз пронесёт? Только подумали…

00:30. Пожар. Петарда залетает в окно. Три машины пожарных. Успели. Погасили. Жертв нет. Жертвы приедут завтра, обнаружив выгоревшую квартиру на третьем и залитые и замёрзшие квартиры на втором и первом.

01:00. Опять живот. Опять ребёнок. Хорошо живёте, значит, раз годовалого ребёнка копчёной колбаской до тошноты накормили…

«С Новым годом!!!» Поздравления звучат, как издевательство.

01:30. Задыхается. «Вы знаете, доктор… Кстати, с Новым годом… Я неделю с бронхитом. Мне всё это продолжать принимать? Нет. У нас нет участкового. Мне сестра по телефону сказала, что купить».

«И вас с наступившим…»

02:50. Плохо. Вызывает к себе.

Квартира открыта. Ключи в замке с наружной стороны. С соседями (чтоб потом не «пришили» ограбление) входим. В квартире никого, кроме кошки. Разочарованы. Выходим. Соседи запирают дверь.

03:00. Машут руками… «Там мужик». Где?

Лежит на середине еле замёрзшего пруда. Судя по характерному следу – заполз и уснул. Лёд тонюсенький. Ждём спасателей. Пока они приехали, надули плот… «А чего это я такой мокрый?» Проснулся. О! Жена нарисовалась. Бывшая. Фамилия, адрес… Это не в эту квартиру мы только что заходили? Так он и вас вызвал? Ключи у соседей заберёте.

И так далее – давление, температура и всё то, на что постоянно вызывают ночью. Эти в своём ритме. Им что праздник, что война.

04:00. Надо поесть. Кто растолстеет? Я? Не растолстею. Это после шести нельзя. Сейчас четыре. Можно. Садись рядом и не выёживайся. Чья селёдка под шубой? Хороша! … была. Утром? Не, ребят. Я за рулём. Я уж теперь дома…

09:00. – Что ты ищешь?

– График на первое число куда-то сунула и не помню.

– Зайка моя! Первое число вообще в стране никто не помнит. Особенно после дежурства».