Никто не наказан: виновные в избиении журналистов на Евромайдане гуляют на свободе

Несмотря на обещания правоохранителей и представителей власти расследовать все случаи насилия против прессы во время Евромайдана, избитые и раненые журналисты до сих пор не знают имен виновников.

В Национальном союзе журналистов Украины (НСЖУ) заявили, что спустя четыре года после Евромайдана никто из нападавших на журналистов так и не был привлечен к ответственности. При том, что только за период с ноября 2013 года по февраль 2014 года был отмечен 271 случай нападений и избиений журналистов.

«Показательные дела, по которым отчитывалась Генпрокуратура и Администрация президента, рассыпаются, а показания пострадавших журналистов игнорируются. Есть позорные приговоры причастному к убийству Вячеслава Веремия – Крысину, оправдание милиционеров, жестоко избившим черкасского фотокора Игоря Ефимова и новые обещания о приоритетности майдановских «дел чести», – отметил председатель НСЖУ Сергей Томиленко.

В НСЖУ обращают внимание на то, что год назад был подготовлен специальный отчет «Жертвы безнаказанности», посвященный журналистам, пострадавшим на Евромайдане и в регионах при исполнении профессионального долга.

Но ни один из журналистов, чьи подробные истории были обнародованы в отчете, не заявил, что в его деле наблюдается хоть какой-то сдвиг к лучшему.

«Уже потерял надежду, что мое дело когда-нибудь будет закончено, – признается фотокорреспондент Игорь Демченко, который ослеп после взрыва светошумовой гранаты, тогда на нем расплавились очки. – Сильно упало зрение на здоровом, правом, глазу. Недавно уже за свой счет еще раз сделал операцию на больном левом. Сейчас, имея такие проблемы со здоровьем, то как-то и не до расследования».

В справедливое правосудие и наказание виновных не верит и нежинский фотожурналист Игорь Волосянкин, пострадавший трижды. 1 декабря во время событий на Банковой, 19 января на Грушевского и 18 февраля на Институтской.

Тогда он получил ряд травм: сотрясение мозга, контузию, взрывом светошумовой гранаты ему ранило ногу, «беркутовцы» дубинкой сломали кости на руке.

«Все детальные показания дал еще несколько лет, поэтому не вижу смысла ходить на заседания и тратить свое время, – отмечает Игорь Волосянкин. –А расследованиями майдановских избиений сейчас уже и не интересуюсь. Я – то в командировках на Востоке Украины, то дома в редакции – работы хватает».

В правоохранительной системе разочарован и Станислав Козлюк, который тоже работал на Майдане. Он пострадал еще в ноябре 2014 года. Он отмечает, что сейчас ситуация в Украине далеко не в пользу журналистов.

«Есть немало случаев нападений на съемочные группы во время выполнения заданий, пострадавшие предоставляют видеозаписи, где четко видно, что и как происходило. Но почему-то нашим правоохранителям этих доказательств оказывается недостаточно. Дела затягиваются, расследуются неспеша, разваливаются в судах, – говорит Станислав Козлюк. – А приговоры, которые назначаются в ходе самых резонансных дел, порой просто поражают своей циничностью. Вот хотя бы взять дело Крысина: за причастность к убийству журналиста Вячеслава Веремия – всего несколько лет условно. Законы, направленные на защиту прав журналистов в нашей стране есть, но действуют они, к сожалению, выборочно. Определенные люди их используют в собственных интересах, но так не должно быть».