Виллы ж надо строить: американские СМИ рассказали, на чем ворует окружение Порошенко

С 2014 года Украина добилась прогресса в попытках искоренить коррупцию в газовой сфере, однако рост военных расходов открыл новые возможности для сомнительных сделок – коррупция переместилась в этот сектор, пишут американские СМИ.

«Уровень коррупции в энергетическом секторе снизился, однако коррупция переместилась в оборонный сектор», – приводит New York Times слова генсека Независимого антикоррупционного комитета по вопросам обороны Алены Трегуб.

Военные расходы защищены от проверок секретностью, и подробности расходов на Минобороны Украины скрыты, пишет издание. В то же время резко выросли расходы Украины на оборонные нужды – с 2,5% от ВВП в 2013 году до 5% сейчас. Закупки для армии превысили $700 млн.

Как пример коррупции издание приводит историю с покупкой 100 новых машин скорой помощи для военных нужд, которые, однако, массово начали выходить из строя. А поставкой их занимался, как выяснилось, старый друг украинского президента Олег Гладковский, который получил контракт без открытого тендера.

В то же время, пишет NYT, это только один из множества подобных примеров в Украине. Проблемой издание считает «тесное переплетение бизнеса и политики». В статье в этой связи рассказали о трех роскошных виллах в Испании, которые принадлежат Петру Порошенко, Гладковскому и еще одному партнеру президента, депутату Игорю Кононенко. При этом никто из них в декларации эти виллы не указал.

Тот факт, что коррупционные схемы, которые работали в Украине в течение десятилетий, снова действуют, признает и директор Национального антикоррупционного бюро Украины Артем Сытник. При этом оборонную сферу он называет «чувствительной зоной», что отразилось в давлении на сотрудников НАБУ.

В итоге, пишет издание, война на Донбассе для людей превращается из «героической борьбы против врага» в повод для спекуляций и коррупции.

Также приводятся слова бывшего сотрудника отдела контроля «Укроборонпрома» Дмитрия Максимова, который рассказал о коррупции в этом концерне. Так, отметил он, в 2015 году маленькая деталь для завода во Львове выросла в цене с $50 до почти $4 тыс. за счет того, что «Укроборонпром» поменял поставщика.